Раскраска к Рассказу Приемыш

Раскраска к Рассказу Приемыш.rar
Закачек 723
Средняя скорость 8063 Kb/s
Скачать

Раскраска к Рассказу Приемыш

Какой эпизод рассказа «Приемыш» Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка можно изобразить на рисунке.

Чтобы понять с первого взгляда, что на рисунке изображён именно один из эпизодов рассказа «Приемыш» Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка, на нём лучше всего показать сразу трёх главных героев : старого охотника Тараса, его собаку Соболька, и красавца-лебедя Приемыша. Например, во время кормления животных, когда гордая птица вроде бы и просто стоит в сторонке, а на самом деле внимательно наблюдает за всем происходящим вокруг, и в любой момент готова сразиться за пищу с лучшим другом человека.

Либо, чтобы облегчить задачу маленькому художнику, можно нарисовать, непосредственно момент дружеской, но всё же битвы, за лакомый кусочек, между Приемышем и Собольком.

Также узнаваемая сценка, когда автор рассказа впервые увидел лебедя, гордо плывущего перед лодкой одинокого старика.

Самый грустный фрагмент оного литературного произведения — момент прощания, я бы лично рисовать не стал, уж слишком он неприятный, даже на душе становится зябко.

Узнать о том, как быстро и легко нарисовать лебедя можно в данном вопросе.

Рассмотрим сначала вопрос о том, какой эпизод рассказа «Приемыш» можно выбрать для рисунка.

Понятно, нас не может сильно привлекать сам автор, скорее уж мы обратим внимание на лебедя по кличке Приемыш. Мы можем нарисовать эпизод, когда автор впервые видит Приемыша, когда он плывет за лодкой Тараса и выходит на берег. При этом собака Соболько радуется лебедю.

Интересным представляется момент расставания Тараса с Приемышем, когда отпущенный лебедь оборачивается к Тарасу и словно прощается с ним.Это самая кульминация рассказа.

Но можно конечно и просто нарисовать белого лебедя на пруду или даже целую стаю лебедей, к которым стремится Приемыш.

Вот примеры рисунков, которые показывают разные моменты этой истории:

  • История поиска
  • ильина сумеречная академия и наследие ведьм читать онлайн
  • рисунок карандашом для начинающих граффика
  • голая девушка сидит сверху
  • картинки из сказки цветик семицветик картинки
  • Поза на Боку Лицом к Лицу Секс
  • заяц идет картинка для детей
  • http:files-freebidsearchphp?book11-559025-1
  • http:files-free.bidsearch.php?book11-559025-1
  • обозначение ворот ограды на плане
  • обозначение ворот ограды на чертеже
  • Cмотреть все

Сказка среди бела дня Виктор Виткович

«Сказка среди бела дня» знакомит ребят с приключениями мальчика Мити, который с помощью своих друзей спасает время.

Сказки Вильгельм Гауф

Настоящий сборник немецкого писателя-романтика Вильгельма Гауфа (1802–1827) составляют три цикла его наиболее популярных сказок: «Караван», «Александрийский шейх и его невольники», «Харчевня в Шпессарте». В них вошли сказки «Рассказ о Маленьком Муке», «Карлик Нос», «История Альмансора» и др. Кроме того, в книгу включена философская новелла-сказка «Фантасмагории в бременском винном погребке». Книга предназначена для семейного чтения.

Рассказы и сказки Виталий Бианки

Рассказы и сказки о животных и растениях, которые учат раскрывать тайны леса, разгадывать маленькие и большие загадки из жизни зверей и птиц. Для младшего школьного возраста

Побег из сказки Юлия Набокова

Когда серые будни вдруг оборачиваются феерическими приключениями, а жизнь превращается в сказку, не спешите ликовать. Вполне возможно, что уже через пару дней вам захочется из нее сбежать. Вот только выбраться из сказки куда сложнее, чем в нее попасть. Да и знания, почерпнутые из книг, оказываются совершенно бесполезны. Приходится рассчитывать только на свои силы и проявлять чудеса сообразительности. Провести танцевальный мастер-класс для русалок? Нет проблем! Отпиарить продукцию сумасшедшей травницы? Легко! Побывать анти-Золушкой? Предупреждать…

Сказы и сказки Борис Шергин

В произведениях Бориса Шергина и Степана Писахова, созданных на основе древней фольклорной традиции, читатель найдет картины жизни и нравов жителей Северного края – поморов. Это и древние легенды, и бывальщины – рассказы о подлинных событиях, и сказки, блещущие искрометной фантазией.

Сказки на всякий случай Евгений Клюев

Евгений Клюев – один из самых неординарных сегодняшних русскоязычных писателей, автор нашумевших романов. Но эта книга представляет особую грань его таланта и предназначена как взрослым, так и детям. Евгений Клюев, как Ганс Христиан Андерсен, живет в Дании и пишет замечательные сказки. Они полны поэзии и добра. Их смысл понятен ребенку, а тонкое иносказание тревожит зрелый ум. Все сказки, собранные в этой книге, публикуются впервые.

Царь-обжора. Туркменские народные сказки Туркменская Сказка

Сказки туркменского народа по праву пользуются огромной популярностью среди читателей любого возраста и успешно выдерживали переиздания. В настоящий сборник включены такие интересные сказки как «Царь-обжора», «Два Мергена», «Мамед», «Умный старик» и др. Для младшего школьного возраста • Царь-обжора • Три быка • Язык зверей • Сказка о лисичке • Хлеб из джугары • Два Мергена • Мамед • Умный старик • Не поджигай — сам сгоришь, не рой яму — сам угодишь • Вдовий сын

Сказки для парочек Стелла Даффи

Жила-была в городе Лондоне сказочная принцесса, и ненавидела она любовь. И умна была принцесса, и хороша собой, и достоинствами разными ее придворные феи не обделили, словом — само совершенство, если бы. Если бы не маленький изъян — сердце царственной Кушле забыли вложить. Потому-то она и не переносит на дух влюбленные пары. Для совершенной Кушлы «вечная любовь сродни скабрезному мифу». Принцесса решает позабавиться с влюбленными, а попросту — разрушить самые крепкие, самые надежные пары, которые только сыщутся на лондонских улицах. И оружие…

Сказка для короля Денис Белохвостов

Странная получилась пьеса, вроде и не для детей, но и не для взрослых. Это даже скорее не пьеса в ее класическом виде, а описание спектакля. Когда видишь игру актеров, слышишь их реплики. Стиль похож на Шварцовские ироничные сказки.

Сказка для двоих Кира Буренина

Простая переводчица, покорившая сердце чиновника высокого ранга… Такое бывает только в сказках и любовных романах? О нет! Даже преуспевающий человек может быть несчастен и одинок. Даже самый «богатый и знаменитый» может втайне мечтать о той женщине, которая ИСКРЕННЕ полюбит его — и подарит ему счастье. Когда речь идет о НАСТОЯЩЕЙ ЛЮБВИ — нет вообще ничего невозможного!

Сказки из сборника «Десять сказочников под… Лев Давыдычев

Сказки Л.Давыдычева из сборника «Десять сказочников под одной крышей»: Как Медведь кашу ел Мой знакомый воробей О мышке с золотым хвостиком…

Сказка о жабе и розе Всеволод Гаршин

Известная сказка В. М. Гаршина.

Сказки дядюшки Римуса Джоэль Харрис

В этой книге вы прочитаете веселые сказки дядюшки Римуса о забавных приключениях Братца Кролика, Братца Лиса, Братца Волка и других зверей. Эти сказки, полные юмора, фантазии и мудрости, давно полюбились детям всего мира.

Сказки дядюшки Римуса (и) Джоэль Харрис

В этой книге вы прочитаете весёлые сказки дядюшки Римуса о забавных приключениях Братца Кролика, Братца Лиса, Братца Волка и других зверей. Эти сказки, полные юмора, фантазии и мудрости, давно полюбились детям всего мира.

Злая сказка Антон Соловьев

Начало XXI века. Выполняя задание могущественной организации, студент Антон Стрельцов ведет слежку на улицах Москвы за бессмертным — пришельцем из глубины веков и неизвестных миров. Оказывается, таких существ очень много (среди них есть Первые, Вторые и Третьи, служащие разным Силам — Света, Тени и Бездны), и совсем не случайно они явились в мир людей. Собственно, они и творили этот мир, как и множество других. В памяти бессмертных живут времена короля Артура и рыцарей Круглого стола, Древнего Рима и крестовых походов, инквизиции (причем не только…

Народные сказки и легенды Иоганн Музеус

Народные сказки и легенды, записанные в конце XVIII в. со слов крестьян и ремесленников в разных уголках Германии. Суть сказок осталась неизменной, но в литературной обработке писателя и рассказчика они приобрели еще большую выразительность. Иоганн Карл Август Музеус (1735—1787), современник Гете, Шиллера и Лессинга, окончил Йенский университет, преподавал в гимназии в Веймаре. В 1762 г. вышел его роман «Грандисон второй или История господина Н. в письмах» — пародию на многочисленные произведения, написанные в духе сентиментального семейного романа…

Русские народные сказки (Сост. В. П. Аникин) Русская Сказка

Для среднего возраста В сборник включены русские народные сказки: о животных, волшебные, бытовые. Сказки выбраны из лучших научных и популярных собраний и представлены в редакции и обработке известных писателей и ученых. Рис. Е. Коротковой, Н. Кочергина, И. Кузнецова и др.

Исторические корни Волшебной сказки Владимир Пропп

Впервые знаменитая дилогия о волшебной сказке выходят в свет как единое (по замыслу автора) произведение. Обширные комментирующие статьи, библиография, именной указатель, указатель персонажей превращает книгу в учебное и справочное пособие по сказковедению, а необычайно широкий охват гуманитарного материала, глубина его освоения и доходчивый стиль изложения давно ввели составляющие ее произведения в общемировой культурный фонд современного образованного человека.

Сказки Евгений Замятин

В сборник вошли произведения: Сказки 1914–1917 • Бог • Петр Петрович • Дьячок • Ангел Дормидон • Электричество • Картинки • Дрянь-мальчишка • Херувимы Большим детям сказки 1917–1920 • Иваны • Хряпало • Арапы • Халдей • Церковь божия • Бяка и Кака • Четверг • Огненное А • Первая сказка про Фиту • Вторая сказка про Фиту • Третья сказка про Фиту • Последняя сказка про Фиту

Все сказки мира Виктор Исьемини

Даже могущественному демону, явившемуся из легендарной столицы потустороннего мира — Харькова — трудно противостоять целой человеческой империи. И вот короны уже нет, от сокровищ остался один Черный Меч (и тот самодельный), а от верного войска — несовершеннолетняя вампиресса, легкомысленный эльф и лишенный чувства юмора орк. А еще остался целый восхитительно неизведанный мир со всеми своими сказками.

Приемыш (рассказ)

I
Дождливый летний день. Я люблю в такую погоду бродить по лесу, особенно когда впереди есть теплый уголок, где можно обсушиться и обогреться. Да к тому же летний дождь – теплый. В городе в такую погоду – грязь, а в лесу земля жадно впитывает влагу, и вы идете по чуть отсыревшему ковру из прошлогоднего палого листа и осыпавшихся игл сосны и ели. Деревья покрыты дождевыми каплями, которые сыплются на вас при каждом движении. А когда выглянет солнце после такого дождя, лес так ярко зеленеет и весь горит алмазными искрами. Что-то праздничное и радостное кругом вас, и вы чувствуете себя на этом празднике желанным, дорогим гостем.
Именно в такой дождливый день я подходил к Светлому озеру, к знакомому сторожу на рыбачьей сайме[1] Тарасу. Дождь уже редел. На одной стороне неба показались просветы, еще немножко – и покажется горячее летнее солнце. Лесная тропинка сделала крутой поворот, и я вышел на отлогий мыс, вдававшийся широким языком в озеро. Собственно, здесь было не самое озеро, а широкий проток между двумя озерами, и сайма приткнулась в излучине на низком берегу, где в заливчике ютились рыбачьи лодки. Проток между озерами образовался благодаря большому лесистому острову, разлегшемуся зеленой шапкой напротив саймы.
Мое появление на мысу вызвало сторожевой оклик собаки Тараса, – на незнакомых людей она всегда лаяла особенным образом, отрывисто и резко, точно сердито спрашивала: «Кто идет?» Я люблю таких простых собачонок за их необыкновенный ум и верную службу…
Рыбачья избушка издали казалась повернутой вверх дном большой лодкой, – это горбилась старая деревянная крыша, проросшая веселой зеленой травой. Кругом избушки поднималась густая поросль из иван-чая, шалфея и «медвежьих дудок», так что у подходившего к избушке человека виднелась одна голова. Такая густая трава росла только по берегам озера, потому что здесь достаточно было влаги и почва была жирная.
Когда я подходил уже совсем к избушке, из травы кубарем вылетела на меня пестрая собачонка и залилась отчаянным лаем.
– Соболько, перестань… Не узнал?
Соболько остановился в раздумье, но, видимо, еще не верил в старое знакомство. Он осторожно подошел, обнюхал мои охотничьи сапоги и только после этой церемонии виновато завилял хвостом. Дескать, виноват, ошибся, – а все-таки я должен стеречь избушку.
Избушка оказалась пустой. Хозяина не было, то есть он, вероятно, отправился на озеро осматривать какую-нибудь рыболовную снасть. Кругом избушки все говорило о присутствии живого человека: слабо курившийся огонек, охапка только что нарубленных дров, сушившаяся на кольях сеть, топор, воткнутый в обрубок дерева. В приотворенную дверь саймы виднелось все хозяйство Тараса: ружье на стене, несколько горшков на припечке, сундучок под лавкой, развешанные снасти. Избушка была довольно просторная, потому что зимой во время рыбного лова в ней помещалась целая артель рабочих. Летом старик жил один. Несмотря ни на какую погоду, он каждый день жарко натапливал русскую печь и спал на полатях. Эта любовь к теплу объяснялась почтенным возрастом Тараса: ему было около девяноста лет. Я говорю «около», потому что сам Тарас забыл, когда он родился. «Еще до француза», как объяснял он, то есть до нашествия французов в Россию в 1812 году.
Сняв намокшую куртку и развесив охотничьи доспехи по стенке, я принялся разводить огонь. Соболько вертелся около меня, предчувствуя какую-нибудь поживу. Весело разгорелся огонек, пустив кверху синюю струйку дыма. Дождь уже прошел. По небу неслись разорванные облака, роняя редкие капли. Кое-где синели просветы неба. А потом показалось и солнце, горячее июльское солнце, под лучами которого мокрая трава точно задымилась. Вода в озере стояла тихо-тихо, как это бывает только после дождя. Пахло свежей травой, шалфеем, смолистым ароматом недалеко стоявшего сосняка. Вообще хорошо, как только может быть хорошо в таком глухом лесном уголке. Направо, где кончался проток, синела гладь Светлого озера, а за зубчатой каймой поднимались горы. Чудный уголок! И недаром старый Тарас прожил здесь целых сорок лет. Где-нибудь в городе он не прожил бы и половины, потому что в городе не купишь ни за какие деньги такого чистого воздуха, а главное – этого спокойствия, которое охватывало здесь. Хорошо на сайме. Весело горит яркий огонек; начинает припекать горячее солнце, глазам больно смотреть на сверкающую даль чудного озера. Так сидел бы здесь и, кажется, не расстался бы с чудным лесным привольем. Мысль о городе мелькает в голове, как дурной сон.
В ожидании старика я прикрепил на длинной палке медный походный чайник с водой и повесил его над огнем. Вода уже начинала кипеть, а старика все не было.
– Куда бы ему деться? – раздумывал я вслух. – Снасти осматривают утром, а теперь полдень… Может быть, поехал посмотреть, не ловит ли кто рыбу без спроса… Соболько, куда девался твой хозяин? Умная собака только виляла пушистым хвостом, облизывалась и нетерпеливо взвизгивала. По наружности Соболько принадлежал к типу так называемых «промысловых» собак. Небольшого роста, с острой мордой, стоячими ушами и загнутым вверх хвостом, он, пожалуй, напоминал обыкновенную дворнягу, с той разницей, что дворняга не нашла бы в лесу белки, не сумела бы «облаять» глухаря, выследить оленя, – одним словом, настоящая промысловая собака, лучший друг человека. Нужно видеть такую собаку именно в лесу, чтобы в полной мере оценить все ее достоинства.

Когда этот «лучший друг человека» радостно взвизгнул, я понял, что он завидел хозяина. Действительно, в протоке черной точкой показалась рыбачья лодка, огибавшая остров. Это и был Тарас… Он плыл, стоя на ногах, и ловко работал одним веслом – настоящие рыбаки все так плавают на своих лодках-однодеревках, называемых не без основания «душегубками». Когда он подплыл ближе, я заметил, к удивлению, плывшего перед лодкой лебедя.
– Ступай домой, гуляка! – ворчал старик, подгоняя красиво плывшую птицу. – Ступай, ступай… Вот я тебе дам – уплывать Бог знает куда… Ступай домой, гуляка!
Лебедь красиво подплыл к сайме, вышел на берег, встряхнулся и, тяжело переваливаясь на своих кривых черных ногах, направился к избушке.

II
Старик Тарас был высокого роста, с окладистой седой бородой и строгими большими серыми глазами. Он все лето ходил босой и без шляпы. Замечательно, что у него все зубы были целы и волосы на голове сохранились. Загорелое широкое лицо было изборождено глубокими морщинами. В жаркое время он ходил в одной рубахе из крестьянского синего холста.
– Здравствуй, Тарас!
– Здравствуй, барин!
– Откуда Бог несет?
– А вот за Приемышем плавал, за лебедем… Все тут вертелся, в протоке, а потом вдруг и пропал… Ну, я сейчас за ним. Выехал в озеро – нет; по заводям проплыл – нет; а он за островом плавает.
– Откуда достал-то его, лебедя?


Статьи по теме